ДИВЕРТИКУЛА МОЧЕВОГО ПУЗЫРЯ

ВОЗМОЖНОСТИ МЕТОДОВ ДИАГНОСТИКИ ПРИ ВЫЯВЛЕНИИ ОПУХОЛЕЙ, ИСХОДЯЩИХ ИЗ ДИВЕРТИКУЛОВ МОЧЕВОГО ПУЗЫРЯ

Е.О. Богданова, *В.Ю. Старцев, *А.С. Теренченко
Медицинская Академия Последипломного Образования, кафедра рентгенологии, *Городская больница №8 (онкологическая), Санкт-Петербург

Проведено обследование 32 больных (24 мужчин и 8 женщин), прошедших лечение в 1995-2000 гг. по поводу гистологически доказанных опухолей мочевого пузыря, исходящих из дивертикулов пузыря. По результатам послеоперационных морфологических исследований: переходноклеточный рак выявлен у 25 (78,1%), аденокарцинома у 4 (12,5%) и недифференцированный рак у 3 (9,3%) больных. Все пациенты поступили в стационар с явлениями макрогематурии и дизурии, 22 (68,8%) больным проведено лечение по поводу первичной опухоли и 10 (31,2%) по поводу рецидива заболевания. Цистоскопия (ЦС), ультразвуковое исследование (УЗИ) и отсроченная нисходящая цистография (НЦ) входили в комплекс обязательного обследования, в 5 случаях дополнительно выполнена ретроградная цистография. Результаты: ЦС позволила обнаружить дивертикулы у 19 (59,4%) больных. У остальной части пациентов исследование оказалось малоинформативным: всвязи с выраженной гематурией у 5 (38,5%) и значительным отёком слизистой из-за сопутствующего неспецифического воспаления у 8 (61,5%) пациентов. В 11 (57,9%) наблюдениях определялся вход в дивертикул, но осмотр его полости был невозможен всвязи с малыми размерами опухоли и узостью шейки дивертикула. У 8 (42,1%) больных в дивертикулах были выявлены опухоли до 1 см, распространяющиеся по поверхности слизистой пузыря возле входа в дивертикул.

Применение УЗИ (трансабдоминально и трансректально) показало высокую информативность метода как в выявлении самих дивертикулов (число, локализация, размеры), так и опухолей, выступающих в просвет дивертикулов. С помощью УЗИ выявлено 26 (81,2%) неоплазий (от 5 до 23 мм) в дивертикулах, у 3 больных исследование выполнить не удалось всвязи с малой ёмкостью пузыря. На эхограммах дивертикулы представляли собой выпячивания стенки мочевого пузыря округлой или овоидной формы, с чётким ровным контуром. Опухоли определялись в виде одиночных (у 19 больных) или множественных (у 7 больных) эхогенных образований на фоне анэхогенного содержимого дивертикула. У 7 (26,9%) больных опухоль полностью выполняла полость дивертикула, не выходя за его пределы. Распространение опухоли в околопузырную клетчатку при прорастании стенки дивертикула отмечено в 9 (34,6%) наблюдениях, что проявлялось в виде прерывания эхосигнала от стенки дивертикула и появления опухолевого компонента за её пределами. При этом изменялись форма и контуры дивертикула. Сопоставление результатов обследования с операционными данными показало недостаточную информативность УЗИ при выявлении неоплазий небольшого размера (менее 5 мм). При НЦ дивертикулы выявлены в 12 (37,5%) наблюдениях, что демонстрирует значительно меньшую информативность рентгенологического метода. У 5 больных, которым выполнена ретроградная цистография, опухоли в дивертикулах выявлены во всех случаях, мы связали это с тугим заполнением полости пузыря и возможностью выполнения снимков в косых проекциях. Исследование не выполнялось при непереносимости больными препаратов иода или при наличии протяжённой стриктуры уретры.

Выводы: По нашим наблюдениям, изолированное применение цистоскопии, УЗИ или цистографии недостаточно информативно. Только комплексное применение методов лучевой и эндоскопической диагностики позволяет в большинстве случаев (в 96%) правильно определить локализацию и стадию опухолевого поражения.