НЕОАДЬЮВАНТНАЯ ТЕРАПИЯ РАКА

КЛИНИКО-МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ НЕОАДЬЮВАНТНОЙ ТЕРАПИИ РАКА ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

А.Ю.Зубков, Э.Н.Ситдыков, М.Э. Ситдыкова

Кафедра урологии Казанского государственного медицинского университета. Зав.каф.- проф. М.Э.Ситдыкова

По данным ВОЗ смертность от рака предстательной железы (РПЖ) занимает среди мужского населения второе место во всем мире. Это связано, во-первых, из-за выявляемости больных РПЖ в поздних стадиях развития (Т3,Т4 ), во-вторых недостаточно чётко выработаны клинические критерии излечённости (неизвестны критерии снижения уровня простатспецифического антигена (ПСА) и до каких значений он должен упасть, существует ли разница конечного уровня ПСА при различных методах лечения, изменяется ли и каким образом характер данных биопсии при тех или иных методах лечения, как изменяется сонографическая картина простаты ). В связи с этим приоритетным является поиск наиболее рационального метода лечения данного заболевания и оценка его эффективности.

На кафедре урологии Казанского государственного медицинского университета проанализированы результаты клинических наблюдений 126 больных раком простаты при различных методах лечения (антиандрогены, химиопрепараты, гормональная и лучевая терапии). На основании большого опыта проведения диагностических мероприятий (2139 трансректальных ультразвуковых исследований (ТРУЗИ), 185 определений простатспецифического антигена в сыворотке крови, 83 биопсий предстательной железы с морфологическим исследованием биоптата), нами разработан алгоритм, позволяющий оценить эффективность лечения РПЖ, включающий в себя пальцевое ректальное исследование, исследование ПСА в сыворотке крови, ТРУЗИ и биопсию простаты. Исследования проводились в сроки 3 , 6 и 12 месяцев от начала лечения. Определение уровня ПСА, при котором можно твёрдо утверждать о достигнутой ремиссии является довольно важным. Результаты наших исследований позволяют считать, что при уровне ПСА 0,5 нг/мл достигается стойкая ремиссия заболевания и у 91 % людей в пятилетний промежуток не отмечается рост новообразований. Средний уровень ПСА до лечения был на уровне 12,3. В процессе динамического наблюдения происходило снижение уровня ПСА до 1,1 к концу 3 месяца при максимальной андрогенной блокаде (МАБ), до 1,6 при лучевой терапии; 0,51 к концу 6 месяца при МАБ, 0,7 при лучевой терапии.

Сонографическая диагностика заболеваний простаты с использованием ТРУЗИ строится на основании оценки всех составляющих УЗ изображения простаты, а именно формы, симметрии, ровности контура, выраженности капсулы, соотношения передне-заднего и поперечного размеров, объёма, эхоструктуры, перипростатического венозного сплетения. Рак при своём росте может либо сдвигать и оттеснять перифокальные железистые и стромальные элементы, либо инфильтрировать их. В первом случае на границе узла образуется обрамляющий контур из железисто- фиброзных элементов, что приводит к увеличению акустического импеданса и усилению отражения УЗ волн, при этом на сонограмме картина представляется в виде гиперэхогенных участков по периферии гипоэхогенного ракового узла. При инфильтрирующем характере роста опухоли диффузия раковых элементов в процессе роста аденокарциномы приводит к дезорганизации структурных элементов железы, что находит своё отражение в гетерогенности эхоструктуры. Достоверно определяемым при ТРУЗИ была эхоструктура, чаще представленная в виде гипоэхогенного узла, обрамлённого гиперэхогенным венчиком. При прицельной биопсии данного узла с последующим патоморфологическим исследованием биоптата обнаруживали в большинстве случаев аденокарциному крупных протоков, характеризующуюся явной инфильтрацией по периферии очага. В процессе динамического наблюдения происходило изменение сонографической картины ПЖ, демонстративнее при применении максимальной андрогенной блокады и лучевой терапии к концу 3 месяца. Через 3-6 месяцев ограничивалась экспансия опухоли. Эхоструктура ракового узла приобретала гиперэхогенный и ограниченный характер, вплоть до развития кальцификатов. При патоморфологическом исследовании в динамике при разных методах лечения дифференцировались гистологические изменения, причём при лучевой терапии изменения выявлялись на ранних этапах в виде лучевого патоморфоза, проявляющегося характерным изменением дифференциации ядра раковых клеток, а также появлением большого количества гиалиновых клеток. При МАБ также идентефицировался гиалиноз, но менее выраженный. Таким образом, сонографическая картина, данные, полученные при исследовании уровня ПСА в сыворотке крови, результаты гистологического исследования указывают на более сильную ответную реакцию РПЖ при максимальной андрогенной блокаде в течение первых месяцев динамического наблюдения.